Dead Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dead Souls » Флешбек » К сожаленью, день рожденья только раз в году...


К сожаленью, день рожденья только раз в году...

Сообщений 41 страница 60 из 102

41

Грете спалось на редкость спокойно и сладко. Во сне мозг не помнил о событиях предыдущего дня. Снилось что-то теплое - речка, луг, бабочки...
А под утро приснилось нечто такое, отчего впору покраснеть. Тело пронзила несильная волна удовольствия, начинающаяся от ушка. Невольно приоткрыв губы, Грета выдохнула еле слышный стон. Возбуждение мягкой лапкой пробежалось по телу, но этого просыпающаяся девушка не осознала.
Открыв сонные глаза, Маргоша нежно улыбнулась, ощущая горячее дыхание на своей шее и слушая мужской шёпот. И только через несколько секунд до неё дошло, где она и кто это шепчет на ушко. Пленница резко села, прикусив губу и стараясь успокоить бешено колотящееся сердце. Всё встало на свои места. Вчера её украли и подарили Алексею в качестве живой игрушки... И отныне у некогда свободной девушки нет ни выбора, ни воли... в любой момент её могут выдернуть и заставить... выполнять желания хозяина. Удержав слёзы, готовые вырваться и хлынуть волной, Грета несколько секунд посидела с закрытыми глазами, а затем села на кровати и быстро оделась.
- Я могу умыться? - негромко спросила она, не глядя на мужчину. Вчерашний урок с поркой пленница запомнила крепко и уже не пыталась сделать что-то без разрешения. Боль оказалась отличным учителем... И пока что гордость послушно отошла в сторону, уступив место благоразумию. Правда, это не касалось, например, кормления. Просить еду игрушка по-прежнему не собиралась. Раз хозяин не намерен держать её у себя по два-три дня - то и обойдётся без пищи. Это было то немногое, что позволяло сохранить остатки гордости...

0

42

- Я могу умыться? - спросила она. Алексей, застегивая воротник, скосил на нее глаза. Маргарита уже успела одеться и сидела на своей стороне постели спиной к нему. Подойдя к ней, Алексей погладил ее волосы рукой и скользнул пальцами вниз по затылку и шее, до плеч. Девушка напряглась, но не шевелилась.

- Ну раз просишь - не только можно, но и нужно. И причешись, чтоб выглядела так, будто и впрямь ночевала у подруги. На все про все у тебя полчаса. Потом едем... - и Алексей двинулся к дверям. Остановившись в проходе, он оглянулся на девушку.
- Ванная направо по коридору, третья дверь. Я, кстати, тоже туда иду, так что пошли вместе... - и мужчина отправился в ванную комнату первым. Зайдя внутрь, он спокойно ополовнул лицо водой и быстро стал чистить зубы. Для девушки он положил на раковину новую зубную щетку - несколько штук в его доме всегда держали нераскрытыми, для гостей. Пользуясь форой - пока девушка возилась с упаковкой щетки, он закончил умывание и чистку зубов первым, а девушке престояло не только закончить с чисткой зубов, но и расчесываться.

Делая вид, что собирается бриться, мужчина повернулся к стенному шкафчику, но вместо того, что бы достать бритву и начать действовать, он вновь повернулся к расслабившейся было девушке и приобнял ее сзади. Руки сомкнулись в замок внизу ее живота, а горячее дыхание слегка развеяло волосы, скрывавшие шейку.
- Ну а пока ты занята... Я немного пощупаю свою собственность... Считай что это такая игра - чем быстрее ты закончишь, тем быстрее я тебя отпущу... - щепнул он, и руки мягко скользнули вверх по плоскому животику, легли на полушария грудли сквозь одежду и сдавили ее. Не сильно, лишь ощупывая ее и слегка разминая, нащупывая чуткие точки и убеждаясь в ее покорности. Сквозь мягкую сиреневую ткань трикотажной кофты четко ощущались кружевные чашечки бюстгальтера, создававшие хоть какую-то защиту ее груди, а под ними - нежное, теплое со сна тело... И признаки возбуждения мужчины быстро стали нарастать, упираясь сзади в ягодицы девушки.

0

43

Грета вздрогнула, когда рука мужчины коснулась волос, затем затылка и шеи. Напрягшись, девушка изумлённо сидела, не понимая, откуда такие нежности со стороны владетеля. Она не ждала от него ничего хорошего, заранее приучив себя к мысли, что хозяин может сделать только больно и плохо. И никакого тепла от него не будет.
Пока же Алексей делал странные вещи… целовал за ушком, гладил по голове… словно кошка, играющая с мышкой, прежде чем съесть… И пленница не позволяла себе расслабиться, сжавшись в напряжении.
В ванной девушка подошла к большой раковине с другой стороны, не приближаясь к Алексею, и взяла щётку, которую тот положил перед ней. Плотный картон разрывался плохо, и на распаковку ушло время. За которое мужчина успел умыться и почистить зубы. Грета краем глаза увидела, что он пошёл к шкафчику, и облегчённо расслабилась – близкое нахождение хозяина рядом нервировало игрушку. И участвовал в этом не только страх…
Выдавив на щётку немного пасты, Грета принялась чистить зубы… и едва не подавилась: Алексей вдруг оказался рядом, сцепив руки на животе девушки и жарко выдохнув в шею. Растерянно замерев, рыжее изумление расширенными глазами посмотрело в зеркало, где они оба отражались. Щётка едва не выпала из рук, но усилием воли Грета взяла себя в руки и быстро почистила зубы. Наклонилась, чтобы зачерпнуть воды и сполоснуть рот… и покраснела: в такой позе прижавшийся сзади мужчина выглядел… очень развратно. Словно берёт свою игрушку сзади.
С причесыванием возникли проблемы: нужно было взять расчёску и причесаться… а затем заплести косу. Но как это сделать, когда тебя обнимает мужчина? И… не только обнимает, но и кладёт руки на грудь, слегка сжимая полушария… Бедная девочка вконец растерялась, вцепившись в раковину. Прислушавшись к себе, поняла, что в ощущениях присутствуют страх и растерянность… но отвращения, которого вполне можно было ожидать, нет. Облегчение согревающе коснулось сознания – раз не избежать близости с этим человеком, то и хорошо, что противно не будет. Смущения не избежать, в сексе для неопытной девчонки до черта нового и непривычного… девственница, что вы хотите… к тому же наверняка мужчина будет ломать сопротивление и страх перед какими-то моментами… игрушка же…
- Я не смогу причесаться, пока ты… обнимаешь меня, - опустила глаза Грета. – Мне нужно завести руки за голову, чтобы заплести косу…
О том, что в попку упирается возбуждённый член, девушка изо всех сил старалась не думать.

Отредактировано Аргента (08-08-2013 02:17:56)

0

44

Трясущимися руками девушка, едва не уронив щетку. кое-как почистила зубки и прополоскала ротик. В зеркале Алексей поймал ее вшгляд, скользнувший по их сплетенным фигурам, когда она наклонялась, и довольно улыбнулся - щеки девушки пылали, но выражения ужаса или ярко выраженного отвращения на лице не было. Впрочем, возможно, она неплохо их скрывала.

Закончив с зубами, девушка выпрямилась, удерживаясь за раковину.
- Я не смогу причесаться, пока ты... обнимаешь меня... Мне нужно завести руки за голову, чтобы заплести косу... - тихо сказала она.
Алексей перестал мять груди и принял озадаченный вид, вроде как не зная, как и быть. Выдержав должную паузу секунд в двадцать, он спросил:
- То есть если я буду прижиматься спереди, это тебе не помешает? - расширившиеся глаза Маргариты ясно дали понять, что сама мысль пугает ее до дрожи.
- Ладно уж... - и руки последний раз круговыми движениями обняли мягкие полусферы, а затем отпустили, оставляя платье на месте. Сам же Алексей сделал шаг назад. Больше не позволяло пространство - даже широкая ванная все же не была местом для вальса.
- В другой раз, когда мои объятия не будут мешать... Сколько времени тебе потребуется? - спросил хозяин, вглядываясь через зеркало в лицо своей игрушки. - Ну что ж, давай... Жду тебя.

И он вышел наружу. Предстоял еще один шаг - для надежной привязки девушки, чтоб не вздумала сбежать. Пока она расчесывалась, Алексей в присутствии своего адвоката и по его советам (вернее, почти под диктовку) быстро написал долговую расписку на три миллиона рублей, которые якобы заняла у него девушка, и поставил вчерашнюю дату. Адвокат был вчера на празднике и находился в курсе ситуации. Залогом долга становилась ее квартира, а сроком ставились 5 лет, с возможностью продления долга с перезаписанием контракта. Положив на стол документ и ручку, Алексей стал ждать.

0

45

Слава богу, дразнить и смущать девчонку Алексей не стал. Отстранился и дал ей возможность взять расчёску. Спиной ощущая его близкое присутствие, Грета кусала губы. Почему-то сегодня мужчина уже не бесил девчонку до скрежета зубов. Может, просто за ночь привыкла к новой участи... Нет, конечно, ещё не раз сверкнут глаза гордой пленницы при каком-то немыслимом требовании...  но она подчинится. Потому что, как ни цинично звучит, но один мужчина - это не десяток в день. А в то, что её в случае неповиновения продадут в бордель, Грета поверила - она уже понимала, в чьи руки попала, видела, что эти люди легко отдадут её на глумление, а не отпустят домой.
Ломка характера, обещанная Алексеем, уже началась. Он лишил свою игрушку главного - возможности сопротивляться и отказываться от выполнения приказов. Осталось совсем немного - сделать так, чтобы девчонка просто привыкла к нему, к его требованиям. Чтобы то, что он от нее хочет, перестало вызывать отвращение или пугать... Грета молча оплакивала былую свободу и гордость, понимая, что выхода нет и её жизнь непоправимо изменилась. Вспомнились слова Алексея про возможность личной жизни... Горько улыбнулась - какая, к чёрту, личная жизнь при таком развитии событий... прийти после постели хозяина и смотреть в глаза парню? Обнимать его? Лгать? Нет уж... никакой личной жизни, пока не отпустит владетель...
- Обычно на расчесывание и заплетание косы у меня уходит минут 10, если не торопиться и не путаться, - скосила глаза на хозяина Грета, отделяя прядь рыжих волосы и проводя по ним расчёской. Волосы блестели - вчера их вымыли, а испачкаться они ещё не успели. Причесавшись, девушка заплела "колосок" и вышла. В комнате сидели Алексей и какой-то смутно знакомый мужчина. Грета видела его вчера, но, разумеется, не запомнила и решила, что просто похож на кого-то. Может, на актера... На столе лежали листки бумаги и ручка. Грета остановилась на пороге. Эти бумаги - что они значат? Та страховка, о которой говорил Алексей?
Не зная, что делать, девушка замерла, неосознанно комкая подол юбки. Настороженно глядя на мужчин, она ждала приказа - подойти или остаться на месте?

Отредактировано Аргента (05-08-2013 01:46:37)

0

46

Ждать пришлось недолго - минут через десять максимум девушка появилась в дверях и замерла, комкая подол и стараясь расправить его одновременно.
- Не правда ли, здорово? Уже усвоила азы дрессировки, умная девочка, без приказа не подходит, вопросов не задает... - обратился Алексей к Игорю, адвокату. Тот кивнул, но добавлять ничего не стал - адвокатская практика научила его не говорить без причины вообще.

- Надо же вас познакомить... Итак, Игорь, это... - Алексей намеренно выждал паузу, подчеркивая слово, и озвучил. - Подарок. Она совсем недавно у меня, и многого не умеет, но уже научилась подчиняться простым приказам. Подарок, это Игорь. Для тебя - господин Игорь. Поклонись и поздоровайся, а потом садись за стол... - и он услужливо отодвинул ей стул.

- Подписываешь это - и мы едем домой. Нет - и никого из своей прошлой жизни ты больше не увидишь, - четко озвучил Алексей. - Внизу страницы пиши "с моих слов записано верно, мною прочитано, возражений или уточнений не имею." Дата, фамилия-имя-отчество, подпись... Не дергайся и не покрывайся холодным потом, твоя квартирка никого на самом деле не интересует, это просто страховка - вздумаешь взбрыкнуть и потеряешь крышу над головой. А когда помотаешься без гроша в кармане - гордость и попытки бунта как рукой снимет.

Алексей не зря поставил выбор именно так, ребром - в такой ситуации девушке надо было решать, риск потерять квартиру или риск потерять все, что было до вчерашнего дня. Так что выбор был очевиден.

0

47

Мягкое настроение длилось недолго: едва Грета вошла в комнату, как Алексей не преминул съязвить, и девушка вспыхнула, сжав зубы, чтобы не нахамить. А мужчина не унимался, представив игрушку вчерашним прозвищем – Подарок.
Грета глубоко вздохнула, кипя от злости. Скотина, сволочь! Какого чёрта он её так называет!!!
Поклониться? Рыжая строптивость слегка склонила голову, что можно трактовать и как поклон, и как просто попытку опустить глаза, и села, прошептав "Здравствуйте".
Ей придвинули документ, который лежал на столе. Медленно прочитав, Грета замерла.
- Я не могу подписать… квартира не полностью моя, она и мамина тоже, - тихо запротестовала пленница. – Документ не будет иметь юридической силы.
Потерять крышу над головой… единственное, что было у Греты и её матери, это квартира, оставшаяся от бабушки. И рисковать домом… нельзя. А ведь ещё он может подать в суд на должницу…
Гордость и попытки бунта… Горько улыбнулась. Какие к чёрту попытки… Куда она теперь денется от этого выродка… Как же… господи, как же теперь быть? Как смирить гордость, куда деть самолюбие? Впервые Грета ощущала себя действительно игрушкой, а не человеком…
Закусив губу, девушка медленно вывела требуемое и поставила подпись. Добро пожаловать в рабство…

Отредактировано Аргента (07-08-2013 17:23:07)

0

48

Слова попали в цель со снайперской точностью - девушка едва не задохнулась от злости, но тут же стиснула зубки и отвела взгляд - дрессировка давала плоды. И приказанное кое-как исполнила, хотя поклон мог быть и пониже. Сев, она проскользила глазами по договору.

- Я не могу подписать... квартира не полностью моя, она и мамина тоже... Документ не будет иметь юридической силы... - вяло запростестовала она, но Алексей постучал согнутым пальцем по столу и показал им на документ. Понимая, что от нее не отвяжутся, Грета покорно подписала бумагу. Забрав лист, Алексей сложил его в ящик стола.

- Будет, не будет... Посчитаем, что ты нас обманула, предоставив в залог то, чего не имеешь. Просто кто поверит, что я дал девочке без работы в долг такую сумму без залога? А на самом деле твоя квартира накого не интересует, это лишь страховка. А Игорь - нейтральный свидетель. Попрощайся и пошли, - и Алексей, пожав руку Игорю, вышел наружу. Игорь достаточно часто бывал в его доме, чтоб не запутаться в поисках выхода или скучать без хозяина - та же Лена должна была развлечь его всеми мыслимыми способами, кроме сексуальных. Впрочем, к ним Игорь и не стремился - миниатюрная блондинка с короткой стрижкой была не в его вкусе, он предпочитал подтянутых, чуть ли не атлетичных девушек из фитнес-клубов с проглядывающимися под кожей пусть и небольшими, но мыщцами.

Выйдя во двор, Алексей спокойно дошел до машины и сел за руль, показав жестом девушке. чтоб тоже садилась внутрь. Дождавшись ее посадки, он завел двигатель и "мицубиси" плавно покатился к воротам дома.
- Закрой глаза и не подсматривай, - приказал он. Слегка дрожа, девушка закрыла глаза, откидывая голову на подголовник. Поездка длилась около получаса, благо что дороги были почти пусты - субботнее утро не располагало к пробкам даже на въезде в Москву. И через тридцать минут машина уже въехала в район, в котором жила пленница. Прижавшись к обочине, Алексей заглушил двигатель.

- Можешь открывать глаза, мы дома, - произнес он, и девушка заморгала, щурясь от солнца - видимо, она дисциплинировано не открывала их все полчаса и отвыкла от яркого света. - Узнаешь места? До дома десять минут пешком. Но сначала вот... - он сунул руку на заднее сиденье и взял непрозрачную папку. Сунув ее в руки девушке, он добавил: - Твои документы, Вагит вчера оставил. Незачем моей игрушке такие проблемы как отсутствие документов. Это раз. Второе - по одежде. Скажешь дома, что около дома подруги вас обеих обрызгала грязью машина, и она дала тебе переодеться что нашлось, ты заберешь у нее одежду на днях. Вот твой мобильник, - и он отдал девушке и маленький аппарат, а отдельно от него и его аккумулятор. - Включишь как выйдешь из машины. Все поняла?

Девушка торопливо закивала, словно боясь, что все это лишь злая шутка. Но подвоха ждать ей долго не пришлось.
- Ну и напоследок... Я не тронул тебя, как и обещал. Но тебе придется отплатить мне за эту услугу... - и Алексей посильнее откинул свое кресло, практически улегшись в нем. - Ты взрослая девочка, в обморок не упадешь... А способ выбери сама... Если боишься испачкаться - в бардачке есть презервативы. Но вообще я их не люблю, так что это на первый раз.

Видя что девушка колеблется, он добавил.
- Учти, стекла тонированные и тебя не видно, но затягивать не стоит - мало ли кто и как увидит. Так что давай, это приказ! - бодро поторопил он ее.

0

49

До машины Грета дошла, как в тумане. Ей было страшно. Прежде всего от неизвестности и непонимания. Как теперь быть? Как скрыть происшедшее? Она не актриса, перемены в поведении заметят все… Просто не рассказывать? Врать рыжая не обучена.
Когда Алексей приказал закрыть глаза, Грета недоумённо нахмурилась. Зачем? Ах да… Наверное, не хочет, чтобы игрушка знала, где он живёт… хотя смысл? Что ей с этим знанием делать?
Обхватив себя руками, девушка откинулась на сиденье. Интуиция кричала о том, что не всё так просто. Что не отпустит хозяин игрушку просто так… Даже с учётом крючка, на который сам же её и посадил… Но что он придумает? А придумает, как пить дать. Ему нравится злить беспомощную девчонку, дрессировать, ломать. Выродок…
Сколько они ехали – Грета не считала. Но когда остановилась машина и ей приказали открыть глаза, узнала свой район. Проморгалась – за полчаса глаза отвыкли от солнца. Алексей отдал ей документы, телефон, выдал рекомендацию насчёт одежды.
- Мама не поверит, - горько улыбнулась девушка. – Она поймёт, что со мной что-то случилось. Всё, что я смогу – это прямо попросить не спрашивать. И ничего не рассказать ей.
Игрушке… Скрипнула зубами – это звание злило не меньше, чем дурацкое имя Подарок. Ведь всё равно будет так называть, скотина… Где подвох? Он так легко отпустит девчонку домой? И ничего не потребует? Грета настороженно слушала неторопливую речь своего владетеля. И очень скоро дождалась подвоха… От неё потребовали платы. Причём топорщившиеся брюки очень недвусмысленно давали понять, какой.
Что значит "выбери способ"? Грета распахнула глаза в изумлении. Какой, к черту, способ??? Чего он хочет?
- Я не понимаю… - севшим голосом прошептала она. – Я не знаю, чего ты хочешь…
Ну то есть чего – это понятно, секса. А… почему не сам? Он же может… всё, что хочет… Паника затопила рыжую игрушку. Она побледнела, вжавшись в дверцу машины, и принялась нервно кусать губы и поправлять волосы под насмешливым взглядом мужчины.
Что… что обычно бывает? Чёрт, она же ничего не умеет, что он хочет?? Чудовищным усилием Грета, забыв про злость, подавила страх перед неизвестным. Так, попробуем рассуждать логически. Секс как таковой… ну, с участием её... ну, лона – не катит. Посмешищем только станет. Да и лобовое стекло не тонировано, мало ли кто увидит… Что ещё… господи, за что? Презервативы?
Растерянная Грета едва не плакала от ужаса и непонимания. Внезапно в голове всплыл, как подсказка, кадр из сауны, где белокурая горничная делала минет Алексею. Ужасаясь собственному страху, Грета подумала, что это, пожалуй, технически самый простой способ заплатить за спокойную ночь. Только как? Этот процесс называют «сосать». Значит… ну, наверное, это как леденец, да? Облизывать и сосать? А испачкаться… А, ну да… Он же кончит. А как это? Ну, что из себя представляет то, что... чем он... какое оно? Придётся проглотить, да? Они все этого хотят?
Добрую минуту Грета блестящими от слёз, испуганными глазами смотрела на Алексея. В этот момент злость уступила место ужасу. Свобода и дом манили – так близко и недоступно… танталовы муки. Но между ней и домом стояло пугающее действо, которого требовал мужчина.
Эх… не так представляла себе взросление рыжая игрушка, не так... Смирившись, бунтарка решилась. Дрожащими руками она отстегнула ремень привязи и повернулась к лежащему на сиденье Алексею. С трудом, едва не поцарапавшись, расстегнула ремень брюк и высвободила упруго выпрямившийся член на свободу. Слёзы текли по лицу, но девушка их даже не замечала. Закрыв глаза, она медленно склонилась и осторожно коснулась губами головки. Затем лизнула, ощутив солоноватый вкус органа.
Презервативы он не любит, мелькнуло в голове. А когда в постель уволочёт, контрацепцию кто применять будет? Или он еще и ребёнка собрался сделать игрушке? Пять лет длинные, когда-то да придётся подумать… Хотя сейчас ещё рано. Справиться бы с этим странным приказом.
Что делать-то? Просто облизывать? Грета осторожно приняла в ротик член, насколько могла, и сомкнула губы, упруго проводя ими по всей длине. А затем осторожно принялась сосать эту кошмарную конфету. Неопытность и неумелость её действий, наверное, здорово забавляли тирана-владетеля. А как определить, когда он кончит? И что делать? Презервативы Грета трогать не стала – и так ни черта не понятно, что к чему, ещё думай, как их надеть…
Унижение клокотало в душе несчастной игрушки, сплавляясь с ненавистью, отчаянием и страхом. Слёзы текли не переставая, капая на низ живота мужчины и на брюки.

0

50

Ожидание тянулось и тянулось, видимо, девушка и впрямь никогда не делала ничего подобного. Тем слаще был этот никем не тронутый фрукт сейчас - ее нерешительность, страх перед предстоящим и отчаянное желание свободы. Но наконец она смирилась и потянулась в члену. Расстегнула ремень дрожашими пальчиками, она закрыла глаза и медленно, как сгибающаяся под тяжестью упругая ветвь, склонилась к освобожденному органу. Ее ротик плавно принял член, неглубоко, но ей, видимо, казалось, что она наполнена им до упора. И в работу встпуил робкий язычок, слегка лизнувший головку, а затем она начала посасывать его, словно и впрямь решила будто это леденец. А из глаз склонившейся девушки закапали слезы.

- О да... Девственница делает мне минет... Супер... - прикрыл глаза от удовольствия Алексей. Нет, конечно, та же Лена работала не в пример тоньше и приятнее, зная как и где нужно ласкать, поддерживая ритм и дополнительно стимулируя слух и зрение мужчины своими движениями всем телом и легкими стонами страсти сквозь зубы, пусть и не искренними, но звучащими натурально. Здесь ж ничего этого не было, девочка то засасывала член изо всех сил, то отпускала его, пугаясь, и замирала, приходя в себя. Ей явно не то что нехватало, а вообще не было опыта, и ее требовалось ободрить, насколько это было сейчас возможно. Хотя бы за то, что она не стала пытаться обойтись ручками, а сразу покорно приняла в ротик. Протянув руку. Алексей стал гладить косу девушки, не нажимая пальцами.

- Молодец... - пересохшими губами произнес он, учащенно дыша и всем видом показывая, как ему приятно. - Очень хорошо... Умница... Но я вижу, тебе неудобно. Для первого раза хватит, молодец... - и он слегка потянул девушку за косу, не причиняя боли, но показывая ей, что ей нужно подняться. На него глянули два океана слез. Отпустив косу, Алексей приобнял девушку за плечи и придал к себе боком. Член оказался возле ее живота, и она задрожала, видимо, решив, что сейчас ее насадят на него, словно на кол, но Алексей лишь улыбнулся и левой рукой плавно взял ее запястье и довел ручку до стоящего органа и заставил взяться за него.

- Первый раз можешь так... Просто для ускорения... А то будет слишком долго с непривычки... - и он, держа ее руку на своем члене, начал водить ею вверх-вниз, стимулируя сам себя ее нежными касаниями, поддерживая четкий ритм и давая ей понять, что ничего плохого с ней не происходит, а ее парнтеру очень хорошо. Примерно минуту он руководил движениями ее руки, затем отпустил ее и положил свою руку на руль.

- Продолжай... - хрипло произнес он. - В таком же ритме... Когда я скажу - ускоришься... А в конце - возьмешь снова в ротик, я кончу... Пока все хорошо... Ты молодец... - шептал он, прикрывая глаза и кайфуя. Если не вглядываться, то через лобовое стекло все выглядело невинно - девушка сидела боком на сиденьи лицом к откинувшемуся на спину мужчине. А то, что в этот момент ее ручка быстро двигалась по его члену, а лицо было покрыто слезами - было скрыто передней панелью и ракурсом - ведь она повернулась к стеклу почти спиной... Время тянулось сладко, но недолго - слишком уж острыми были ощущения от того, кто его ласкает - девственница, ненавидящая его,  но полностью покорившаяся. Уже через пять минут Алексей застонал, сильнее прижимая к себе тонкие плечи.

- Скорее... Еще немного... Чуть-чуть... - задыхаясь, прошептал он. Подчиняясь ему, девушка усилила нажим руки и сталаа двигать ей быстрее, заставляя его уже искренне стонать от желания и...

- Ооо! Я... Кончаю... - жжарко застонал Алексей. направляя голову девушки внищз, но не насаживая ее на член. а лишь указывая ей, что он вот-вот выстрелит. Видимо, не думая об этом, она охватила его губами и это стало последней каплей - пульсируя, орган еще немного увеличился в ее ротике и несколько "залпов" наполнили ротик девушки.

- О боже!.. Ты невероятна... - стонал Алексей, слегка придерживая ее голову и не давая ей соскользнуть с члена и выплюнуть его семя. - Прими его... В себя... Проглоти... - и лишь убедившись, что она подчинилась, он отпустил голову жертвы и расслабился на кресле.

- Было очень приятно... Спасибо... - и он погладил голову Маргариты так. как гладят собак или кошек, от темени к шее, плавно и мягко.

0

51

Опыта в сексе, в том числе и оральном, у Греты не было никакого. Поэтому чисто технически она понятия не имела, что надо делать, как ласкать, какой ритм поддерживать. Да и желания не было тоже, чистой воды подчинение. К тому же круто замешанное на отвращении и ненависти к тому, кто её принудил к этому. Притихшие было за ночь ненависть и отчаяние вновь поднялись, вспыхнув и подпитавшись яростью.
Когда Алексей заставил отстраниться, надежда робко сверкнула в душе девушки… но тут же умерла, задавленная безжалостной действительностью. Всего лишь приказали сменить инструмент и удовлетворять хозяина рукой. Отвращение и ужас вышли на передний план, горделиво посвёркивая доспехами. Лёгкое облегчение разбавило жгучую смесь – оказывается, он не собирается трахнуть игрушку сейчас… не собирается. Передышка. 
Зажмурившись и захлебываясь слезами, Грета вынужденно принялась ласкать Алексея, как он показал, чувствуя себя дешёвой шлюхой в этот момент. Так она ещё никогда не ненавидела ни себя, ни кого-то другого. Она даже не услышала о том, что ей приказали взять в рот в конце. В голове шумела боль, заглушая всё на свете. Послушно ускорив ритм, Грета едва держалась, мечтая, чтобы унижение скорее закончилось.
Наконец Алексей подтолкнул её вниз, заставляя взять в рот член. Забыв о том, что скоро мужчина кончит, девушка сомкнула губки на головке… и едва не подавилась брызнувшей в рот спермой. К горлу подкатила тошнота, но от неожиданности Грета сглотнула жидкость.
Не успела она отстраниться, как Алексей похвалил и погладил игрушку по голове. Это стало последней каплей, и Грета сорвалась таки в истерику, которая зрела со вчерашнего дня.
- Не трогай меня! – резко отстранилась она! – Не смей ко мне прикасаться, ты получил, что хотел, отпусти!
Дёрнула ручку, но блокированная дверца машины не выпустила пленницу. Разрыдавшись, Грета несколько раз дёрнула ручку, но снова безуспешно. Прерывисто дыша сквозь слёзы, она что-то кричала, требовала выпустить.
- Не трогай меня, не смей! – плакала игрушка. – Ненавижу тебя, ненавижу! Мерзкий, ублюдочный выродок! Скотина!
Попытки Алексея прикоснуться пленница яростно отвергала, отшвыривая его руку. В эту минуту ей наплевать было на контракт, на угрозы, на могущество хозяина. Пусть хоть расстреляет – измученная переменами в жизни, Грета хотела умереть прямо сейчас. Или провалиться куда угодно, только бы не видеть ненавистного мучителя.
Девушку трясло от плача, руки дрожали, слёзы градом лились по измученному истерикой лицу. Выйти из ловушки не получалось, а больше всего на свете хотелось спрятаться и прореветься, а лучше – принять душ, яростно оттираясь от прикосновений ненавистного хозяина, извести полтюбика пасты на очистку рта. Грета казалась себе грязной и мерзкой. Солнечный свет, радостно заливавший машину, издевательски высвечивал бледное, заплаканное лицо пленницы, отчаяние в зелёных глазах, искусанные губы.

0

52

Истерика девушки была не то чтоб совсем уж ожидаемой, но и новостью для Алексея она не стала. Поэтому после пары-тройки особо агрессивных рывков Маргариты Алексей сцапал ее в охапку и прижал к себе. Рывки девушки не прекратились, но теперь пространства для них не было - она лишь дергалась в его объятиях, прижатая к его груди лицом. Так она и была сжата до тех пор, пока то ли не кончились силы, то ли не прошла истерика.

- Ну всё, всё... - тихо сказал он, поглаживая волосы. - Тихо... Уже всё, ты молодец, справилась, сейчас пойдешь к маме... И ничего страшного... Ну? - и он отстранил девушку, Удерживая ее за плечо одной рукой, а второй заставив ее поднять взгляд на него, приподняв ее подбородок. - Тебе же не больно? Ты ничего не потеряла, а получила свободу. Пусть и временную, с ограничениями, но свободу. Ну так чего так паниковать? Миллионы женщин это делают, и хотя не всем это нравится - но все через это проходят... Так что давай, утри слезки и успокойся. Не забывай, кто ты теперь... - и хотя в его голосе был металл,  но пальцы отпустили подбородок девушки и утешительно погладили ее по волосам. - Ты молодец, очень старательная девочка... Мне было очень хорошо, спасибо тебе. В конце концов, разве для тебя это было неожиданностью? Разве ты не догадывалась о том, что будет? не сейчас - так через несколько дней, не в машине - так в постели... Какая разница? Но ты смогла все сделать как надо, и я тобой доволен... Сядь на место и пристегнись ремнем, я отвезу тебя в кафе, умоешься. А потом отвезу домой. Ты же не хочешь, чтоб мама видела твои слезы? Все, хватит рыдать... - и он погладил еще раз ее волосы и отпустил плечо Маргариты, позволив ей вернуться на сиденье. А затем поднял спинку своего сиденья, завел двигатель и повел машину в находящееся невдалеке кафе.

Отредактировано Алексей Владимиров (11-08-2013 08:29:46)

0

53

Внезапно пространство оказалось ограничено руками Алексея. Грета от неожиданности дёрнулась ещё несколько раз, но крепкие мужские руки прижали её, не давая свободы маневра. И истерика превратилась в обычные слёзы – взахлёб, навзрыд, отчаянные и горькие.
Через несколько минут силы закончились вместе со слезами. Грета ещё не успокоилась, но плакать уже перестала… и вдруг осознала, что Алексей вряд ли спустит ей просто так непозволительное поведение. Что её сейчас накажут…
Однако ничего подобного не было. Хозяин успокаивающе поглаживал свою игрушку, мягко уговаривая её не нервничать.
Грета испуганно отшатнулась, когда в глазах Алексея сверкнул металл, а в голосе отчётливо лязгнула сталь, напоминающая девчонке, кто она есть отныне. Ничего не потеряла… Ничего ли? Да, она осталась невинна, пока осталась. Но… осквернили. Уже осквернили, уничтожили, растоптали. Беспомощная девочка против могущественного бизнесмена. Что она может? Даже сохранить самоуважение не дадут. Ну не радоваться же, право, тому, что тебя заставили сделать минет человеку, которого знаешь меньше суток, которого ненавидишь… Который не готовил тебя ни к чему подобному, не приручал осторожно, ласково…
- Мне наплевать на миллионы женщин, - чуть слышно прошептала Грета, отстраняясь. – И наплевать на то, что тебе было хорошо. Я сделала, что ты хотел, теперь отстань от меня, пожалуйста!
Залитое слезами личико оставалось очаровательным, несмотря на припухшие глазки и искусанные губы. Догадывалась ли она? Да. Но одно дело догадываться, что тебя трахнут, и другое – столкнуться с этим напрямую… Впрочем, Алексея вряд ли волнуют переживания его игрушки. И справляться со всем ей придется самой. Ведь даже рассказать никому нельзя. Совсем никому… Может, начать вести дневник? Иначе она с ума сойдет от боли и отчаяния…
Грета молча отстранилась и пристегнулась. Дыхание всё еще прерывистое, руки дрожат… но слёзы уже подсохли на нежной коже, и прядки волос, растрепавшихся, пока девчонка билась в руках мучителя, успокоенно легли на лицо. В кафе, надо же… Ах, ну да, ему же не нужно, чтобы зарёванная игрушка кому-то что-то нечаянно выдала. Да, конечно. Умыться… Как скажете, хозяин, - горько улыбнулась пленница.
- Мама и так поймёт, что со мной что-то случилось, - закрыла глаза Грета. – Никакое умывание не поможет. 
Сейчас не помешал бы стакан горячего сладкого чая. А лучше – с большим куском пирога… или пирожным. Сладкое всегда успокаивало женщин… А Грета так и не поела за сутки. Не считать же едой чашку бульона...

Отредактировано Аргента (10-08-2013 20:19:25)

0

54

- Мне наплевать на миллионы женщин. И наплевать на то, что тебе было хорошо. Я сделала, что ты хотел, теперь отстань от меня, пожалуйста! - негромко проговорила девушка. Мужчина не отвечал - он приказывал, девушка подчинялась. Машина остановилась в "кармане", и он вышел, поманив девушку за собой. Ее личико раскраснелось, волосы растрепались, но угадать по этим следам, что было в машине, не смог бы и Шерлок Холмс.

Войдя в кафе, Алексей увел девушку в дальний конец зала, и сел за стол, указав ей на стул напротив, за тем же столиком.
- Поешь и попей чего-нибудь, это приказ. Вот меню... - и он постучал пальцем по плотной папке на столе. Дождавшись, чтоб Маргарита выбрала что-нибудь, он жестом подозовал официантку.
- Доброе утро. Эспрессо, будьте так добры. И девушке - чего сама выберет... - дождавшись, чтоб официантка ушла, он обратился к девушке.
- А ты пока умойся и приведи себя в порядок. Десять минут, пока готовят заказ, у тебя есть. Туалет вон там... - показал он рукой, видя небольшую табличку в конце зала. - И не задерживайся. Лимит моего добродушия практически на нуле после твоей истерики. Так что давай, будь хорошей девочкой и не зли меня больше...

Откинувшись на стуле, он стал ждать заказа и Греты - смотря кто прибудет раньше. В принципе он мог и не играть с ней больше сегодня, но ему хотелось закрепить успех и напоследок заставить сделать ее еще что-нибудь. Ну и конечно успокоить - иначе новый вызов, будь он через неделю или месяц, неважно - мог повергнуть ее в истерику сразу же.

0

55

В кафе было тихо и уютно – восьмой час утра в субботу не баловал посетителями. Усаженная за стол, Грета на несколько секунд прикрыла глаза. Хорошо, что он приказал поесть… Сама бы она ни за что не попросила. Остатки гордости цеплялись за запрет просить у него еду.
  Полистав меню, девушка выбрала грибной крем-суп с гренками, большой пирог с рыбой и кружку капучино с фисташковым пирожным. Закрыв папку, молча уставилась в стол, пока официантка записывала и повторяла заказ. Кивнув в знак того, что записано верно, взяла салфетку и принялась её комкать.
  Молча кивнув на предостерегающую сентенцию Алексея, отправилась в туалет. На умывание ушло не более минуты – что там было умываться-то… Пригладив прядки, выбившиеся из косы, Грета не стала её переплетать – успеется. Не так уж и растрепалась.
    Так же молча уселась за столик, тоскливо мешая ложечкой кофе. Хотелось домой и полежать. Выспаться бедная девушка не успела, да и стресс ударил по нервам сильнее некуда.
   Злить Алексея Грета не собиралась. Теперь, когда истерика прошла и накрыла сильная усталость, ей стало наплевать на то, что произошло и как к этому относиться. Только бы отпустил, дал прийти в себя и как-то выбрать новый стиль жизни… Конец открытой и жизнерадостной Маргошке… Помня о том, что где-то живет человек, способный влиять на её судьбу и делать с ней, что захочет, Грета вряд ли уже сможет оставаться прежней. Интересно, примут ли её новую друзья? Или и их суждено потерять, как и невинность, и самоуважение, и чистоту?
  Умытая, девушка стала выглядеть получше, чем несколько минут назад. Правда, глаза всё ещё оставались покрасневшими, но уже не так сильно. Ледяная вода слегка снизила припухлость и смыла соль со щёк. Так, молча глядя в стол, Грета ждала новых издевательств. В том, что они будут, несчастная игрушка не сомневалась. Так просто хозяин свою собственность не отпустит. Ублюдок…
  Заказ принесли быстро, и Грета безучастно принялась за еду. Поедая суп, она из последних сил выпрямилась, чтобы не «уплыть» в обморок. Ничего, сейчас поест – и всё будет хорошо… Уже легче станет.

0

56

Девушка заказала не чтоб от нее отвязались, а вполне нормальный утренний заказ. Это был хороший признак - прием пищи вместе всегда расслабляется и помогает примириться с ситуацией. Не зря же раньше важные союзы отмечали общим пиром за одним столом. Простая психология. В туалете она пробыла тоже недолго - видимо и впрямь лишь умылась, смыв слезки со щек, и поспешила вернуться за стол. Верный признак того, что всерьез угрозы Алексея она воспринимает.

Грета хоть и без внешних эмоций, но со вкусом лопала суп. Видимо, он ей нравился, не зря же она сразу остановила выбор на нем.
- Приятного аппетита, - вежливо произнес Алексей, потягивая кофе. Он был слегка голоден, но пока спокойно справлялся с этим чувством. Дав девушке доесть суп, он протянул руку и промокнул салфеткой ее губы. Она вздрогнула, но мужчина убрал руку раньше, чем она запаниковала.

- Кушай дальше, не нервничай... - успокоил он ее. Пока девушка пробовала пирог, он успел допить кофе, размышляя, что же с ней проделать перед тем как отпустить - на время. Будь она поопытнее, он бы отвез ее за гаражи и попросту трахнул, но с девственницей так он бы получил минимум позитива. А ему хотелось распробовать ее не торопясь, со вкусом. Учитывая, что обнаженной он ее уже видел, ротик "распечатал" - быть может, в попку?

Алексей досадливо покачал головой - для такого было рановато, слишком уж запуганная девушка могла и впрямь повеситься после такого. А вот заставить ее сделать еще один шажочек... Но какой?..

По внутреннему телевизору в кафе появилась реклама фотоаппаратов и Алексея осенила гениальная мысль. Достав мобильник, он задумчиво посмотрел на него, а затем убрал назад. У девушки есть свой, пусть им и пользуется. Блютус есть, передать фото можно... Препятствий нет. Но спешить он не хотел. Так что придержал идею, пока Грета не доела полностью, и лишь когда девушка поставила пустую чашку из-под капучино на блюдце, кивнул и голосом, не терпящим возражений, негромко и веско произнес:
- Ну, я думаю, ты понимаешь, что твои действия в машине не останутся ненаказанными. Но пороть сейчас я тебя не буду. наказание ты совершишь сама. Сейчас ты идешь в туалет, запираешься в кабинке, обнажаешь грудь и делаешь свое же фото с обольстительной улыбкой и выражением на лице "трахните меня, я готова" и чтоб грудь было видно. Затем пересылаешь мне по блютусу, имя - "алексис". Если неохота запираться в кабинке - можешь снаружи, через зеркало, но там тебя могут увидеть. После этого приводишь себя в порядок и идешь сюда. Это штраф за истерику. Поняла? Исполняй... - и он откинулся на стуле, ожидая.

0

57

Грета едва не подавилась супом, когда её губ коснулись пальцы Алексея с салфеткой в руках. Да что ж он делает! Играет, как кошка с мышкой? То кнут, то пряник…
Наблюдает… от пристального задумчивого взгляда девушка едва не подавилась. О чём он думает? Что ещё придётся испытать бедной игрушке?
Грета молча доела пирог и отпила ещё кофе. Чутьё упорно вопило, что стоит ждать ещё пакостей. Как пить дать.
Дождалась. Приказ прозвучал. Кто бы сомневался, что истерику он игрушке не простит. Грета вскинула изумлённые глаза на владетеля.
- Ты псих? – ошеломлённо поинтересовалась она. – Какая улыбка, мне сейчас сдохнуть хочется, а не улыбаться!
Злость послушно прилила к голове, помогая выплыть из трясины отчаяния и тоски. Девчонка молча встала и отправилась в туалет, прихватив мобильник. Спорить с мучителем она даже не пыталась, помня об угрозах, высказанных вчера, и о том, что хозяин вполне способен их воплотить. Дрожащие руки Грета сцепила в замок, глубоко выдохнув, чтобы не взорваться. Тварь, ублюдок, сволочь!!!!! Играет на нервах, словно на рояле!
В туалете было пусто – утро… Постояла несколько секунд, вцепившись в раковину и пытаясь успокоиться. Вроде помогло. Грета быстро сбросила кофточку и бюстгальтер, положив на полку между раковинами, прикрыла на несколько секунд глаза, настраиваясь. Опираясь одной рукой на мраморную поверхность, изогнулась так, чтобы видно было обнажённую грудь. Щёлкнула камерой. Грустно улыбнулась – непонятно, насколько обольстительно, но на роль госпожи в фильм об извращенцах взяли бы без кастинга, столько ненависти сверкало во взгляде. Странным образом это выглядело сексуально.
О том, насколько унизителен приказ, пленница изо всех сил старалась не думать. Не сейчас. Сначала вернуться домой, поспать… и успокоить маму, чтобы не спрашивала, что стряслось. А потом уже подумать, как жить теперь, как умудриться не возненавидеть себя и окружающих, как не потерять остатки гордости и самоуважения.
К счастью, никто из персонала не вошёл и не увидел вынужденного разврата. Девушка быстро оделась и вернулась за столик. Сжав зубы, с ледяным лицом перебросила фото Алексею и замерла в ожидании новых приказов, сминая салфетку. Всё? Или снова будет мучить?
Штраф за исссстерику, значит.... Да чёрта с два он ещё увидит эмоции подневольной рабыни! Грета поклялась переломить всё, что сможет, но не показать, как ей трудно в новой роли, не дать насладиться ублюдку своей болью.

Отредактировано Аргента (13-08-2013 18:30:23)

0

58

Для настроя девушке потребовалось не так и мног овремени - едва ли несколько минут. Уже через несколько минут она вышла обратно, села за стол и начала передавать фото. Приняв файл, Алексей улыбнулся - горящие ненавистью глаза выражали такую бездну эмоций, какой не удавалось создать даже лучшим актрисам на пике славы. Ну и грудь была неплоха - хотя ее хозяин видел и раньше.

- Молодец, - похвалил он сидящую с каменным лицом девушку. - Поехали... - и он встал, направляясь к кассе. Рассчитавшись по счету, он кивнул официантке и вышел на улицу, к машине. Маргарита молча пошла за ним и так же молча уселась вместе с ним в авто. ни дать ни взять - античная статуя.

- Фото удалось на совесть. У тебя красивая фигура и приятная глазу грудь. Я имею в виду чисто эстетическую сторону. Ну и эмоции на высоте... - спокойно говорил он, заводя машину и выезжая на дорогу. Ехать было недалеко - Алексей и впрямь вез девушку домой. И добродушие тут было ни при чем - живая игрушка явно выдохлась от нервного перенапряжения и нуждалась в отдыхе. Пусть недельку поживет обычной жизнью, а затем можно будет и вернуть ее себе на ночь или на часок.

Не скрипя отлаженными тормозами, машина плавно встала за несколько домов от нужного.
- Отсюда дойдешь пешком, это в твоих интересах, чтоб не судачили соседи. Про платье помнишь, и никому ни слова. Когда ты мне понадобишься - я тебя вызову. Телефон не теряй, а то заберу лично из дома... Пока! - и он открыл центральный замок, предоставив девушке возможность покинуть машину, а сам собрался уезжать по своим делам - делу время, а потехе, пусть и с новой игрушкой, лишь час.

0

59

Как ни странно, на сегодня издевательства закончились. Алексей повёл игрушку на выход. Усевшись в машину, Грета на миг прикрыла глаза, молясь всем богам, чтобы отпустил наконец. Никаких комментариев в ответ на его комплименты, никаких протестов, ни звука вообще - молча сидела, даже не глядя, куда везут.
Машина остановилась за несколько домов от нужного. Да, не стоит подвозить прямо к подъезду... Соседи любопытные, начнут потом спрашивать, что за мужик привёз домой девчонку, не ночевавшую дома. Что не ночевала, бабки на лавочке точно знают - весь вечер обычно просиживают, судача и вывязывая очередные варежки внукам.
Даже не попрощавшись, Грета вышла из машины и быстрым шагом отправилась домой. Не глядя по сторонам, вошла в подъезд, поднялась на свой этаж и открыла дверь. Мама была дома - летние каникулы.
- Дочка? Привет, - удивлённо поздоровалась Ольга Дмитриевна, выходя в коридор. - Что это на тебе? Что случилось?
Грета поставила сумку на тумбочку и рядом - ключи.
- Грязью окатило, - ответила она, снимая обувь. - Настя подарила костюм, ей велик.
В ванной девушка разделась и встала под душ. Сорок минут она провела под горячей водой, яростно оттирая следы прикосновений Алексея, пять раз почистила зубы, прополоскала горло, в котором ещё чувствовался вкус спермы. А потом просто села в ванне и закрыла глаза. Горячая вода лилась на голову, смывая впечатления вчерашнего вечера и сегодняшнего утра. Стало немного легче, ненависть, отвращение, страх если не исчезли, то ослабли точно.
Надев халатик, Грета замотала голову полотенцем и вышла из ванной. Мать хлопотала на кухне.
- Идём завтракать, котёнок!
- Я не хочу, мы поели с утра, - спокойно отозвалась Грета, уходя в свою комнату. Переоделась в домашний халатик - длинную футболку и мягкие спортивные штанишки. Устало села на кровать, обняв любимого медведя. Предстояло что-то решить... Как-то придумать дальнейшую жизнь, научиться скрывать от всех тайну, которая у неё появилась.
Мать возникла на пороге бесшумно.
- Ты ничего не хочешь мне рассказать, дочка? - мягко спросила она. - У тебя что-то случилось, я же вижу.
- Прости, мама...- виновато поглядела на нее Грета. - Не могу. Просто не спрашивай, ни сейчас, ни потом. Я не могу ничего рассказать. Всё в порядке, я жива и здорова, никакой беды. Всё хорошо. Да, есть проблемы, которые решать придётся мне самой... Не обижайся, пожалуйста. Так надо.
Ольга Дмитриевна присела на кресло, молча разглядывая дочь. Выражение лица той не понравилось матери. Так выглядят те, кто потерял что-то или кого-то. Или те, кому пришлось сломаться под гнётом обстоятельств. Что умудрилась потерять малышка Грета за один вечер? Неужели девочка влюбилась и это оказалось неудачным опытом? Иначе как объяснить её слова про проблемы, которые нельзя поведать маме? До сих пор между ними было полное доверие. И вот впервые дочь что-то скрывает. Бросил парень? Или... неужели изнасиловали? Да нет, иначе был бы ярко виден шок. А она выглядит почти спокойной. Разозлило девочку что-то... и что-то давит. Но что?
- Хорошо, родная. Не говори, если нельзя, - тепло улыбнулась женщина. - Я люблю тебя, что бы ни случилось, помни это.
- Я помню, мама, - Грета села на пол у ног матери и положила голову на колени той. Ольга Дмитриевна обняла её и поцеловала в макушку. - Прости, я правда не могу сказать.
- Понимаю, маленькая моя. Приляг, ты выглядишь уставшей. Проснёшься - попьём чаю с пирогом.
И вышла. Грета тихо заплакала, уткнувшись в подушку. Задавленные эмоции нахлынули, вызвав ещё одну истерику, но уже тихую. Ненавидеть себя игрушка пока не начала. А о том, какие эмоции испытывать по отношению к ситуации, собиралась подумать, когда поспит. Заплаканная девушка быстро уснула...

Отредактировано Аргента (15-08-2013 00:36:31)

0

60

Со времени их встречи прошло почти три недели. Еще в первый день с той же Леной Алексей переслал Маргшарите пакет с ее одеждой, забрав ее у Вагита лично. Тот ухмыльнулся, но ничего не сказал - видимо, сообразил, что Алексей не кровожаден и не хочет ничего отнимать у девушки, а значит скорее всего вернул ее назад, но деликатно. Так что наскоро почистив всю одежду девушки, ее упаковали в пакет и с Леной отослали жертве. Черех два часа та прислала СМС - "все сделано", и Алексей успокоился.

Дела закрутились обычным водоворотом - встречи, переговоры, сделки... В первую неделю Алексей вспомнил о "добыче" трижды, во вторую всего один раз - когда в той же спальне умелые губы Лены помогали расслабиться после тяжелого дня. И лишь в воскресенье третьей недели он вновь вспомнил о Маргарите.

- Пожалуй, пора... Она, наверно, отдохнула и набралась сил... - подумал Алексей. глядя на фото. Пылающие огнем глаза и нежная грудь девственницы разбудили приятные воспоминания, и он едва смог заснуть. Наутро, проснувшись в шесть утра. он в первую очередь набрал девчонке СМС: Возьми с собой в институт упаковку влажных салфеток. Алексей.

- Сообщение доставлено, - пискнул телефон, и Алексей, совершенно удовлетворенный, пошел собираться. Он собирался выцепить девочку прямо в ее институте после пар или между ними.

0


Вы здесь » Dead Souls » Флешбек » К сожаленью, день рожденья только раз в году...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC