О проекте



.dead souls/мёртвые души: официальное название ролевой
.авторский мир, закрытое учебное заведение: тематика ролевой
.локационно-эпизодическая: организация игры
.детектив, мистика, триллер, ужасы: жанры игры
.ноябрь 1998 года: время в игре
.NC-21: рейтинг игры

Сюжет


«Газета «Таймс»
28 июля 1998 года

Всем нам известно, что на просторах Атлантического океана расположен остров, отведенный ранее под обиталище особо опасных преступников. Ни для кого не секрет, что данное давно является сказками для нас и являлось сказками для наших родителей. Ужастиками на ночь, как сейчас это называет молодое поколение.
Около восьмидесяти лет назад на острове бушевал пожар. Живых не было найдено. Спустя некоторое время, там открыли интернат для детей, чьи родители по каким-либо причинам не могли справиться с их воспитанием. На остров отправляли детей со всего мира, невзирая на их национальность или религиозные верования. Можно сказать, что там дети находили свой новый дом!
Спустя почти век после открытия учебного заведения, о котором мы слышали только положительные отзывы, интернат был закрыт. Внезапная проверка, приехавшая на остров раньше, чем было запланированно, обнаружила трупы детей и бесчисленные захоронения на кладбище приюта. Учителя не имели квалификации, а многие из них были давно похоронены родными и органами правопорядка. Однако дети в один голос утверждали, что наставники действительно были мертвы, после чего все выжившие были признаны умалишенными, и по сей день находятся в клинике для душевнобольных. Репутация академии была подмочена, если не затоплена. Более об этом интернате мы ничего не слышали… до сегодняшнего дня.
С этого года интернат считается восстановленным, и признан благоприятным для получения наилучшего образования для детей возрастом старше четырнадцати лет. Мы надеемся, что история прошлого не повторится, и ваши дети будут в полной сохранности, а так же получат должное внимание от учителей и сокурсников.
Мы будем держать вас в курсе…»


«2 сентября 1998 года

Пожалуй, это все, что я слышала об этом интернате и лишь злорадно смеялась про себя. Вот только моя радость улетучилась, стоило ступить на старые доски причала. Здесь все такие же, как я: убийцы, воры, умственно отсталые… Отбросы общества, одним словом. Мне было противно осознавать, что я ничем не отличаюсь от этой дряни. Сейчас они тебе улыбаются, называют себя твоими друзьями, а потом воткнут нож в спину. Особенно мне не нравятся эти… Как их там? Падшие. Они ведут себя так, словно короли, а мы просто падаль. Ненавижу эти взгляды. Словно я мусор, от которого в скором времени избавятся.

4 сентября 1998 года

Спустя два дня попала в карцер. Просто так, потому что сперла какую-то книгу из библиотеки, что находилась под запретом. Наставник был зол и сказал, что когда-нибудь прикопает меня на кладбище. Честно? Я думала, что никогда ничего не боялась, до его слов… На пике ярости от него веяло отвратительным запахом, словно от прогнившего насквозь трупа, но потом все прекратилось… Я с ума тут схожу!

7 сентября 1998 года

В лифте есть зеркало. В нем не отображаются учителя… и некоторые дети. Словно вампиры или призраки. Иллюзия, обман зрения, или же у меня психическое расстройство? Мамочка, забери меня! Я буду хорошей, обещаю. Хочешь, я даже в тюрьме буду сидеть, только не здесь, умоляю…

21 сентября 1998 года

Все хуже, чем я могла бы предположить. Никто не оканчивал эту школу. Никто! Никого не забирали родители! Мы все просто сдохнем здесь! Либо сами повесимся, вены перережем, либо учителя с маяка столкнут! Нам не выжить… нет…
Откуда я знаю? Нашла дневник, пока Костлявая спала. Дневник мальчишки из прошлого. Этой пыльной книжке более семидесяти лет, но это не имеет значения, потому что ничего не изменилось…

9 ноября 1998 года

Я все знаю. Оказывается, все намного проще. Они сказали, что я установила рекорд и умру быстрее, чем другие, которые совали свой нос в чужие дела. Бежать бесполезно…
Здесь есть одно правило, которому подчиняются все: если учитель говорит, что вас вызывает директор, ты молча следуешь за ним, ты больше не имеешь права голоса и права на сопротивление. Это не значит, что вас отчитают или выкинут из приюта, нет. Вы пойдете на маяк, как совсем скоро пойду я… И вам скажут: "Ну же, вперед!" Это намного хуже отчисления, вечных побоев и ненавидящих взглядов. А еще хуже становится когда возвращаешься после этой прогулки. На тебя смотрят по-другому, теперь у тебя другой круг общения, но в душе ты все равно молишь о спасении…

Возможно, мы все давно уже мертвы…»